19:12 | 12.02.2017 г. | rupolit.net

Учитесь! Авторитарный президент делится властью

Президент Казахстана  Нурсултан Назарбаев объявил о запуске мощной конституционной реформы. Кто бы мог подумать: общепризнанный авторитарный правитель, официально именуемый Лидером Нации, самостоятельно делится властью с парламентом и кабинетом министров. Заявлен курс на демократизацию. А как же спасительная вертикаль власти и борьба с угрозой «цветных революций»? По просьбе редакции «Руполит» политические события в Казахстане, который граничит с большинством регионов Урала, анализирует политолог Алексей Бочаров:

- Обращение Нурсултана Абишевича обнародовано 25 января 2017 года. Так и озаглавлено – «по вопросам перераспределения полномочий между ветвями власти». Триггером президентских инициатив объявлено то, что «мир сегодня меняется на глазах. Скорость и сложность общественных процессов нарастает и в Казахстане. Уже сегодня мы должны думать о том, как реагировать на глобальные и региональные вызовы, которые неизбежно поставит грядущая история перед нами». Глава суперпрезидентского государства неожиданно заявил курс на усиление парламента и правительства и на трансфер президентских компетенций в пользу этих институтов. «Суть предлагаемой реформы состоит в серьезном перераспределении властных полномочий, демократизации политической системы в целом».

Порядка 40 полномочий в Казахстане планируется делегировать законодательному органу (Мажилису) и кабинету министров, а партии, победившей на выборах, предоставить «решающее влияние» на формирование правительства. Более того, сам президент готов отказаться от привилегий «отменять либо приостанавливать действие актов Правительства и Премьер-Министра», принимать отставку правительства, от «возможности принятия президентских указов, имеющих силу закона» и ряда других полномочий в пользу высшего исполнительного органа и Мажилиса.

Чтобы понять остроту ситуации, проведу параллельную траекторию к политически-знаковым событиям июня 2016 года. Глава Казахстана в обращении к нации подводит итоги нейтрализации «террористической атаки» в Актобе («террористический акт организован приверженцами радикальных псевдорелигиозных течений, инструкции они получили из-за рубежа»). Тогда президент, обещая жесткую реакцию на проявления терроризма и экстремизма, сделал характерную ссылку на зарубежное вмешательство: «Мы все знаем, что так называемые «цветные революции» имеют различные методы и начинаются с надуманных митингов, убийств, стремления захватить власть. Эти признаки проявились и у нас». Заявление было растиражировано в СМИ с тем смыслом, что верховная власть официально констатировала признаки «цветной революции» в Казахстане.

Алексей Бочаров: Нурсултан Назарбаев проводит демократическую терапию от политических потрясений

Получается, полгода назад призрак «цветной революции» бродил по суверенному Казахстану. По российскому опыту ответ должен быть однозначным:  силой давить оранжевую гадину, выявлять иностранных агентов, объявить всех несогласных маргинальными бандерлогами.  Вспомним, что в Стратегии нацбезопасности РФ «цветные революции» официально включены в черный список основных угроз. Если так происходит у нас, то уж Назарбаев наверняка должен был укреплять режим личной власти, сдавливая страну духовными и прочими скрепами. Отдавать власть парламенту – да вы что! Этой говорильне безответственных депутатов-горлопанов! Хотите бардака и разложения государства? Даже думать забудьте! Но южный сосед РФ решил иначе.

Почему?

Для объективности отмечу, что отход властей Казахстана от привычной тактики «хватать и не пущать» осторожно прогнозировался и до его январских тезисов. Почти год назад, за несколько месяцев до столкновений в Актобе, по итогам выборов в Мажилис некоторые эксперты характеризовали Назарбаева как правителя, «который мыслит не как директор колхоза из Кулябской области, а как президент крупной страны. Он прекрасно понимает, что в современном мире поддерживать диктатуры становится очень опасно. В этом случае страну ждет либо застой, либо цветные революции... Единственный вариант - создание гражданского общества и демократического государства с евразийским взглядом на собственное общество и на окружающий мир».

Даже внешне удобный повод в Актобе не использовался Назарбаевым для закручивания гаек так, как, например, теракт в Беслане - для отмены всенародных конкурентных выборов российских губернаторов в 2004 году. Тогда в качестве «демократического» компенсатора народу была дарована аж «Общественная палата РФ».

Теракт в Актобе не использовался как повод для введения диктатуры

В высших эшелонах Казахстана вызрело понимание, что профилактика «цветной революции» - это не только и не столько правоохранительный/военный инструментарий. В XXI веке наивно рассчитывать сохранить обширное по территории и этнически-разнообразное государство и власть только ударами дубинкой по спинам митингующих и изощренным преследованием оппонентов под предлогом сохранения стабильности и порядка.

Дальновидная стратегия на системную внутриполитическую диверсификацию в долгосрочной исторической перспективе оказывается гораздо полезнее.

Как постулирует задачи сам Назарбаев?

«Во-первых, создать запас устойчивости политической системы на многие годы вперед. Во-вторых, повышение роли Правительства и Парламента даст более эффективный механизм ответа на современные вызовы. Да, это более сложная система управления, но и общество стало более сложным. Я сознательно иду на делегирование значительной части полномочий, которыми обладает президент. И делаю это с одной единственной целью – построить более эффективную, устойчивую, современную систему управления страной. В-третьих, в мире нет универсальной модели государственного устройства. Все находятся в поисках… Программа реформ – это наш ответ на вопрос, в каком направлении пойдет Казахстан. Ответ ясный и последовательный – в сторону демократического развития».

В России нечто подобное последний раз мы могли слышать в послании президента Дмитрия Медведева после массовых протестных митингов конца 2011 года. Но то оказалось ситуативной мерой купировать недовольство, а не устойчивым трендом. Нурсултан Назарбаев принимает решения в несравнимо более спокойной обстановке – это должно с большей вероятностью гарантировать их реальное воплощение.

С точки зрения политической науки конституционная модернизация Казахстана напоминает движение в сторону внутригосударственного «гибкого суверенитета». Суть flexible sovereignty не в какой-то преступной «распродаже Родины» или разбазаривании национальной идентичности, о чем могут закричать ура-патриоты. А в том, что государство более устойчиво к попыткам переворотов, к захватам власти, к любым политическим провокациям, если власть имеет распределенный характер между различными центрами и акторами, «акционерами политической системы». Критически важные параметры гибкости внутригосударственного суверенитета - это работающие механизмы делегирования полномочий и правоприменительные условия для вовлеченности, широкой гражданской инклюзии и кооптации в легальный политический процесс. Они способствуют комплексной дерадикализации, устраняя, к примеру, такие проводники «цветных революций», как экстремизм и сепаратизм.

В заключение соглашусь с политологом Екатериной Шульман в том, что критерий эффективности конституционной реформы - «прописанный механизм сдержек и противовесов, который потом помешает любой политической силе переписать конституцию в свою пользу». Для нас, с учетом казахстанского политического транзита, становится еще более актуальным вопрос о векторе движения государства Россия.

Вопросы и комментарии эксперту: [email protected]

Написать комментарий 2 комментария

Ержан Багаев
Ержан Багаев

Самый лучший , мудрый и умный политик наш Елбасы! Мой голос только за него! Благодаря ему Казахстан процветает!

Ответить

Костанай
Костанай

Ел басымыздың арқасы осының барлығы көп жасаңыз

Ответить