16:16 | 31.10.2017 г. | rupolit.net

Царская Россия 2.0: маятник октября

В рамках анализа «Царской России» и предложенной авторской модели устройства российской власти можно попытаться спрогнозировать будущее российского парламентаризма. Ранее мы уже давали прогноз краткими мазками о том, что нынешний внутриполитический блок АП пытается получить контроль над Государственной думой.

В этой связи мы полагаем, что модель российского парламентаризма через несколько лет будет эволюционировать к т.н. маятниковой системе, когда центристская партия будет словно маятник колебаться между правыми и левыми идеями, которые будут также представлены в Государственной думе.

В настоящее время решается вопрос о том, кто пойдет в качестве кандидатов от тех или иных парламентских партий на выборы президента.

Базовый сценарий до сих пор сводился к традиционной тройке: КПРФ – Зюганов, ЛДПР – Жириновский, СР – Миронов. Судя по всему, «Единая Россия» не может принять участие в выборах президента в связи с тем, что Владимир Путин (или Кремлёвский кандидат) будет выдвинут широкой коалицией общественников при поддержке населения РФ.

Ранее Станислав Белковский уже высказался в том духе, что нынешний кандидат в кандидаты в президенты Ксения Собчак является проектом долгосрочным. Фактически он намекал на то, что Собчак используется АП для долгосрочных планов, касающихся перестройки партийной системы в России.

Дело в том, что помимо подготовки конкретного преемника, властям, в том числе и Владимиру Путину, придётся решать задачу по созданию партийной системы, которая будет устраивать преемника и будет работать в его интересах.

Таким образом, на ближайшие 5 лет просматриваются следующие задачи:

  • омоложение руководства российских партий.
  • кооптация внесистемной оппозиции в партийное поле с минимальным участием.
  • попытка превратить ГД в площадку для дискуссий.
  • сохранить контроль и управляемость над государственной думой со стороны властей.
  • создать из ГД площадку по контролю и критике исполнительных органов государственной власти.

Иными словами, задача сводится к тому, чтобы обеспечить полномочия Государственной думы в соответствии с Конституцией, но при этом сохранить полный контроль над ней со стороны Путина, а затем и его преемника.

В этом смысле интересно не то, что случится с конкретными партийными лидерами, а что произойдёт с самими партиями в течение последующих пяти лет.

КПРФ

Судя по всему, коммунистическая идеология в «Царской России 2.0» будет окончательно забыта, а от самих коммунистов в КПРФ мало что останется. Вполне вероятно, что новая «ребрендированная» КПРФ станет патриархальной и православной партией, однако ключевой составляющей ее повестки станет социальная программа. Что касается «последней идеологической скрепы», то от коммунистической идеологии в КПРФ останутся разве что попытки сохранить мавзолей Ленина. До конца непонятно также отношение коммунистов к фигуре Иосифа Сталина. Нынешняя «Царская Россия» в условиях транзита власти от Путина к преемнику заинтересована в идеологическом подкреплении позиции «сильной руки» и властного хозяина земли русской.

ЛДПР

Не так давно один оппозиционер высказался, что партия состоит из двух типов членов… мы не будем приводить здесь цитату полностью. Но главное то, что ЛДПР сейчас исключительно лидерская партия. Без Владимира Вольфовича Жириновского партия с электоральной точки зрения имеет минимальные перспективы. В этой связи смена руководства ЛДПР потребует четкого идеологического позиционирования данного партийного проекта. Полагаем, что идеологическими союзниками ЛДПР могут стать политические образования вроде «Партии Роста»; возможно, в обновлённый проект войдут лидеры из прошлого вроде И.Хакамады. Последняя смотрелась бы весьма органично в либерально-демократическом проекте, где нет Жириновского, а есть союз из нескольких лидеров (в том числе и Бориса Титова). Подобное преобразование ЛДПР было бы идеальным и для нынешнего руководства внутриполитического блока.

«Справедливая Россия»

Хуже всех придётся «Справедливой России», которую в очередной раз готовят к объединению с новыми партийными проектами. Помимо социальной повестки идеология эсеров достаточно патриотична, они никогда не выступали лично против Владимира Путина. В этой связи сюда могли бы примкнуть партийные проекты вроде партии «Родина» или того, что осталось от «Партии пенсионеров» и партии, над которой работает Бабурин. Новообразованный партийный проект мог бы иметь около 10 процентов в Государственной думе и представлять собой политических «ястребов» с острой внешнеполитической повесткой, острой критикой правительства по вопросам обороны и социальной политики.

«Яблоко»

Непонятно, куда войдёт наиболее крикливая, простите, «демократическая шиза», которой также попробуют подыскать место в новом партийном устройстве. Полагаем, что «Яблоко» также ждет серьезное обновление. В новое «Яблоко», скорее всего, войдут те, кто сейчас представляет внесистемную оппозицию.

«Малые партии»

Различные «малые партии» будут выполнять либо техническую функцию, как это делают сейчас партии Богданова, или примкнут к указанным группам.

Есть вероятность появления в «Царской России 2.0» отдельной монархической платформы. Считаю, что участие Антона Бакова и его монархического проекта в партийной жизни страны могло бы серьёзно обогатить политический спектр. Монархисты могли бы стать интересным противовесам новым социалистам, в которой особенно остро поднимался бы вопрос выноса Ленина из мавзолея.

«Единая Россия»

Что касается «Единой России», то не случайно её лидером стал Андрей Турчак, который очевидно представляет не «семью», а именно Владимира Путина. Ослабление ЕР будет техническим и необходимым для предоставления мест указанным выше партийным проектам при их обновлённых участниках.

В качестве сопредседателей партий в большинстве из них могут оказаться лица, лично завязанные на Владимира Путина. При этом почти невероятно появление партии или партийного проекта, который опирался бы на конкретные территории или регионы, поскольку подобные шаги могут рассматриваться как угроза территориальной цельности. Память о том, как Лужков и региональные лидеры собрали серьёзную силу на выборах, слишком хороша, чтобы допустить повторение ситуации 1999 года.

Таким образом, уже сейчас просматривается очертания «маятниковой» Государственной думы, в которой центристская и обновлённая «Единая Россия» могла бы при обсуждлении различных вопросов примыкать к «левым» или «правым» силам. При этом «Единая Россия» будет фактически управлять повесткой, сохраняя при этом иллюзию конкуренции.

Главная же и конечная задача - не допустить появления двупартийной системы. Именно к такой модели эволюционируют партийные системы в странах, где присутствуют традиции парламентаризма. Таким образом, в нынешней ситуации стоит задача не допустить создания двух партийный блоков – условно «либерального» блока и блока коммунистов (социалистов) с патриотами.

В ближайшее время сменятся и партийные лидеры, которые будут «лицом партий» на протяжении ближайших 12-18 лет (2-3 избирательных цикла). Именно столько времени потребуется для укоренения преемника и последовательного транзита власти.

Другой важный момент, что в рамках перестановок в Правительстве ряд высокопоставленных чиновников как раз и могут возглавить партийные проекты. Для них это станет чем-то вроде «почётной ссылки или отставки». В этой связи совсем неоднозначны перспективы Рогозина уйти на руководство Южным Федеральным округом, не исключено, что у него появится возможность уйти в партийную карьеру. Интересны также перспективы Трутнева и Дворковича (последний хорошо смотрелся бы в либеральном проекте).

Если загадывать совсем далеко, то просматривается вариант построения искусственной системы «британского парламентаризма», когда отдельные представители парламента будут влиять на формирование кабинета министров.  В данном случае, если ряд вице-премьеров уйдут на партийное руководство, то они получат возможность назначить одного-двух министров-технократов.

Что касается «Боярской думы», то элиты, которые сейчас окружают Владимира Путина, согласно представленной схеме, постараются использовать ресурс Государственной думы для реализации собственных задач, в частности, критики Правительства и отдельных технократов-оппонентов. Условно говоря, вместо посадки очередного Улюкаева условный господин Сечин будет привлекать условно-обновлённую партию патриотов для критики нового министра. Хотя это все об относительно отдалённых перспективах. Главная мысль сводится к тому, что в случае последовательного транзита власти преемнику из числа новых опричников произойдёт в том числе и дополнительная институционализация всех центров власти. Государственная дума также не станет исключением.

Историческая справка:

  • Партия «Союз 17 октября» действовала по принципу маятника, то есть, когда правительство настаивало на карательных мерах, октябристы присоединялись к правым депутатам и обеспечивали тем самым большинство при голосовании за данный закон. Когда же, наоборот, правительство выступало за реформы, октябристы присоединялись к кадетам, обеспечивая большинство при голосовании за прогрессивные законы. Данный механизм политики партии «Союз 17 октября» получил название «октябристского маятника». Он позволил Столыпину реализовать разные стороны своей политики.
  • Прогрессивный блок, объединение буржуазно-помещичьих фракций 4-й Государственной думы и Государственного совета в годы 1-й мировой войны 1914--18. Образован в августе 1915, когда "патриотический" подъём первых месяцев войны сменился "патриотической" тревогой, вызванной весенне-летними военными поражениями и неспособностью царского правительства обеспечить победу на фронте и предотвратить назревавший в России революционный кризис.
  • Летом 1915 представители ряда буржуазно-помещичьих фракций выступили с критикой правительства и потребовали создания "правительства доверия", вокруг которого объединилось большинство фракций Государственной думы и часть фракций Государственного совета, подписав формальное соглашение, получившее название "ПБ".
  • В "ПБ" вошло 6 фракций Государственной думы ("прогрессивные" националисты, группа центра, земцы-октябристы, фракция "Союза 17 октября", кадеты, "прогрессисты") - 236 из 422 членов Государственной думы и 3 фракции Государственного совета (центральная, академическая группа и внепартийные). Всего в блок вошло более 300 человек. Вне его пределов остались думские фракции правых и националистов, безоговорочно поддерживавшие правительство, а также меньшевики и трудовики, которые, однако, практически проводили линию " ПБ.". Ведущее место в "ПБ." занимали кадеты.

 

Написать комментарий 0 комментариев