16:02 | 17.01.2017 г. | rupolit.net

Россияне недовольны и вышли на улицы – а что дальше?

Недовольство населения властью всё чаще и чаще выплескивается на улицы. Особенно это было заметно в ноябре 2016 года когда по всей стране прокатилась волна недовольства коммунальной сферой. Митинговала вся страна:

В Алтайском крае в поселке Рубцовской на митинг вышли работники коммунальной сферы с требованием погашения долгов по зарплате. Работники МУП «Рубцовские тепловые сети» обещали объявить голодовку из-за невыплаты заработной платы.

В Карелии устроили забастовку сотрудники молочного завода в связи с долгами по зарплате.

Пикет в Воронеже работников ООО «Эколайнер», отправленных в отпуск без содержания из-за конфликта хозяйствующих субъектов.

В Омской области была объявлена голодовка депутата Троицкого поселения Омского района Андрея Ягодки в знак протеста против повышения тарифов ЖКХ

В Астрахани прошел митинг против принятия «Социального кодекса».

Митинг в Родниках (Ивановская область) против планов закрытия родильного отделения центральной районной больницы

Интересно, что в одном из самых стабильных регионов РФ Калужской области едва не началась волна волнений на национальной почве. В Калуге прошли столкновения между предпринимателями, защищающими от сноса Центральный рынок, и муниципальными сотрудниками. Тогда даже было подготовлено обращение калужских предпринимателей к Рамзану Кадырову с просьбой помочь отстоять свои места на рынке. 

В Краснодарском крае прошли пикеты бывших работников обанкротившегося станкостроительного завода «Седин». Рабочие требовали выплаты заработной платы. Кстати, в городе Алапаевске Свердловской области при поддержке губернатора Куйвашева был распилен Алапаевский станкостроительный завод - во время выборов в сентябре эта ситуция раскачивала протестный электорат и на этом фоне мог победить оппозионер Сайгид Билалов.

Также в Краснодарском крае прошел митинг обманутых дольщиков жилого комплекса «Территорися счастья». В Екатеринбурге почти каждый месяц митингуют обманутые дольщики предпринимателями, которые связаны с губернатором (Шилиманова и Новиков, Владимир Коньков).

В Красноярском крае взяли пример с прошлогоднего опыта Свердловской области. Тут как и в 2014-2016 годах в Екатеринбурге прошли совместные митинги КПРФ, «Патриотов России»и «Родины» (красноярское ноу-хау использовать этот возродившийся партийный бренд) за отставку губернатора.

Примечательно, что для привлечения внимания большинство митингов проходят в крупнейших городах. В Новосибирске прошли пикеты и один митинг: пикет жителей Новосибирска в защиту исторической застройки улицы Богдана Хмельницкого, и митинг в Новосибирске против строительства высотных зданий в Дзержинском районе.

Вообще в ноябре митинги за отставку губернаторов были в некоем тренде – в Пскове возле здания администрации Псковской области прошел пикет с требованием отставки Андрея Турчака.

В Пермском крае, где губернатор Басаргин собрался на очередной губернаторский срок прошла два митинги. При этом митинги проходят не только в Перми, но и в малых поселках и деревнях: митинги в поселке Майский и в райцентре Краснокамск с требованием не допустить развала Пермского свинокомплекса;  а также митинг пенсионеров деревни Ваганово Кудымкарского района, не допустивших вывоза оборудования из медицинского пункта после увольнения единственного в селе фельдшера.

И это совсем не полный перечень всех массовых выступлений жителей России. Становится понятно, что практически по всем регионам страны регулярно проходят протестные акции.

При этом на улицу население выходит в крайних случаях – невыплата заработной платы, проблемы с обеспечением доступности минимальной (!) или скорой (!) медицинской помощи.

Таким образом люди митингуют против возможной смерти будь то смерть от голода (невыплата зарплаты), холода (услуги ЖКХ) или случайных причин (скорая помощь). Население России в значительной части регионов находится на грани, а если быть точным за гранью выживания.

В этом плане пример Свердловской области особенно показателен – благодаря Евгению Куйвашеву регион стал пилотным в части протестных акций. Например, именно Свердловская область стала вдохновительницей митингов за отставку губернатора.

Главная проблема в том, что иные формы легально сопротивления людей не работают – отправить в отставку губернатора с желания жителей практически невозможно. Куйвашев, Ткачев, Басаргин и Турчак тому показательные примеры.

Митинг за отставку губернатора это лишь форма протеста, в которой люди уже ни на что не надеются. Кйувашев тут пример самый показательный - изначально у населения собирали подписи, которые были отправлены в Кремль, но Москва проигнорировала мнения жителей. Люди не верят власти. 

Опыт Свердловской области перенимается и в части кооперации политических сил – впервые за последние годы разные оппозиционные партии начали кооперироваться против губернатора на митингах в Свердловской области. КПРФ и «Патриоты России» в Красноярском крае полностью переняли опыт Свердловской области.

Отсюда возникает вполне логичный вопрос – а какой еще пример подаст Свердловская область под руковдством Куйвашева другим регионам? Судя по той ситуации, которую мы сейчас наблюдаем – Россию ждет не только волна митингов. По всем признакам политически активные граждане все меньше доверяют официальной власти. В Свердловской области появляются структуры сформировать внесистемные органы власти. По сути, протестный потенциал последовательно перерастает в настроения недовольства властью в целом и недоверия телевизору. В Свердловской области те ЛОМы, которые оказались за бортом  политических процессов формирует теневые структуры.

Достаточно вспомнить, что этим летом на полном серьезе планировалось создание «теневого исполкома» «Единой России». Тогда инициаторы отказались от задумки лишь по причине вовлеченности в другие проекты. В других партиях ситуация еще более сложная. Муниципалитеты находятся в вакууме.

В то же самое время олигархические структуры приватизируют органы управления. Если «Тюменский спрут» был исключительно чиновничьей группировкой, то после включения в Свердловское правительство представителей УГМК оно все больше напоминает частное правительство частной компании...

Отсюда можно сделать, что в регионах России будут наблюдаться подобные тенденции – региональные правительства все больше и больше будут оказываться во власти наиболее сильных ФПГ. В ряде регионов такая ситуация отмечается постоянна, но поправка пойдет на то, что российские ФПГ все больше задумываться о самостоятельности, а по сути – сепаратизме.

Смысл понятен - если государство не справляется со своими функциями, то эти функции берут на себя олигархические структуры.

Неудивительно, что тот же топ-менеджер УГМК Андрей Козицин гораздо популярней действующего губернатора Евгения Куйвашева.

Что же до намечающихся тенденций, то улучшения в экономике не просматривается, а значит подогретые протестным потенциалом недовольные жители России могут выйти на улицы с незаконными требованиями.

Написать комментарий 4 комментария

страх
страх

вы забыли добавить что люди боятся выходить на улицы.

Ответить

я хожу
я хожу

Сколько я не был на всех этих выступлениях толку от них нет.

Ответить

фуфло
фуфло

что за чушь я сейчас прочитал?

Ответить

Петр
Петр

В России популярны только капитализм, основанный на получении сверхприбыли олигархами и распил чиновниками бюджета.

Ответить