12:40 | 20.02.2017 г. | rupolit.net

Маленькая армия губернатора

текст: интернет-газета "Версия"

Пошёл третий год, как депутаты Госдумы пытаются упорядочить систему охраны глав регионов, проталкивая соответствующие поправки в закон «О полиции». Считается, что, возложив ответственность за безопасность губернаторов на МВД, можно сэкономить огромные деньги. Но это всё же не самая главная причина, по которой региональным руководителям пытаются навязать единую систему охраны для всех.

Дело в том, что у руководства на местах хорошим тоном считается содержать под видом охраны первого лица собственную автономную армию, подчиняющуюся непосредственно губернатору, но никак не Москве. Вряд ли стоит объяснять, что такой подход является прямой угрозой целостности страны.

Об этом не принято говорить вслух, но у российских регионов имеется немало территориальных претензий друг к другу – на сегодняшний день их не менее 30. Причём точки кипения присутствуют отнюдь не только на Кавказе, где Грозный и Магас десятилетиями не могут урегулировать конфликт вокруг земель, включённых после «развода» Чечено-Ингушской АССР в состав Малгобекского и Сунженского районов Ингушетии. Взять хотя бы Пермский край. Кстати, вы в курсе, каким, если верить слухам, был основной мотив недавнего снятия губернатора Виктора Басаргина? Не поверите: потворство попытке территориального передела внутри страны. Пять субъектов, входящих в Пермский край – Соликамский, Усольский, Красновишерский и Чердынский районы и город Березники, – запустили процедуру отделения, дабы сформировать новый российский субъект – Верхнекамскую область. Или, если в Перми упрутся, автономную республику. Казалось бы, никаких явных экономических или этнических поводов для местечкового сепаратизма у жителей Пермского края и быть не могло. А вот поди ж ты...

Поговаривают, что вслед за Басаргиным теперь может отправиться и губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, а подоплёка его возможной отставки всё та же – вопиющее попустительство в вопросе межрегиональных территориальных конфликтов.

Жители Тавдинского района инициировали процедуру присоединения к Тюменской области – и жизнь там богаче, и дороги приличнее, и рабочих мест больше. А кроме того, от Тавды до Тюмени всего 100 километров, а до Екатеринбурга – все 400. Потому только представьте себе, что будет, если на защиту своих территорий, взалкавших сепаратизма, губернаторы «выкатят» собственные местечковые армии. Далеко ли тогда до войны?

Как воюют друг с другом главы регионов

Скажете, ничего такого на самом деле и быть не может? Ошибаетесь! Лет 10 назад между Калмыкией и Астраханской областью чуть было не развернулись полноценные военные действия со стрельбой – распря шла за чернозёмы Лиманского района, которые калмыки считали своими. Подручные тогдашнего калмыцкого руководителя Кирсана Илюмжинова двинули на Лиманский район автоколонну вооружённых до зубов служащих местных охранных предприятий. Помнится, были убитые с обеих сторон, и Москве лишь чудом (и личным вмешательством тогдашнего полпреда в ЮФО Дмитрия Козака) удалось погасить конфликт. А взять неоднократно вспыхивавшее за последние четверть века осетино-ингушское противостояние вокруг Пригородного района , ведь с обеих сторон погибли сотни! Президенту даже пришлось вводить особую должность – спецпредставитель по урегулированию конфликта – и учреждать целое ведомство – аппарат спецпредставителя. Проблема, к слову, окончательно так и не решена, хотя к 2010 году её худо-бедно удалось пригасить. Следовало бы добавить, что с обеих сторон – и с осетинской, и с ингушской – самое активное участие в боевых действиях принимали охранные структуры глав регионов.

Эти самые структуры на сегодня формируются по одному-единственному критерию – по личному вкусу каждого регионального руководителя. Центр, само собой, к ним никакого отношения не имеет, а значит, не может скомандовать им прекратить воевать и разойтись. На минувшей неделе думский комитет по безопасности обсуждал президентские поправки в федеральный закон «О государственной охране» – предполагается, что законодательные инновации коснутся не только принципов и предназначения государственной охраны, но и порядка контроля и надзора за их работой в целом. Отчасти суть этих поправок состоит в том, чтобы наделить центр возможностью отслеживать деятельность губернаторских охранных вольниц. Говорят, что за счёт принятия поправок федеральное руководство как бы компенсирует своё бессилие отредактировать нужным образом закон «О полиции» (за три года – никаких подвижек). В общем, похоже, что некоторые изменения вскоре наступят. Но пока в российской глубинке дело обстоит так: чем мощнее «личная армия» у губернатора, тем выше его шансы усидеть на своём месте в ходе организованной первым замглавы президентской администрации Сергеем Кириенко «чистки» глав регионов. 

У Кадырова армия больше, чем у Лукашенко и Алиева

Из кого только не набирают местечковые армии, закамуфлированные под охранные предприятия, обеспечивающие покой губернаторов! Из профессиональных военных, состоящих на действительной службе, из «братков», входящих в организованные преступные группировки, из националистов и ветеранов спецподразделений. Скажем, в Туве решили препоручить заботу о безопасности главы региона военнослужащим 55-й отдельной мотострелковой горной бригады. По сути, это небольшая армия численностью в 1300 штыков, имеющая на вооружении вертолёты и бронетранспортёры. Укомплектовано подразделение по этническому признаку: 1047 военнослужащих подразделения – местные тувинцы. В Чечне безопасность Рамзана Кадырова обеспечивает элитное спецподразделение «Терек». Теоретически охрану главы Чеченской Республики призвано обеспечивать спецподразделение ФСБ, но у Рамзана, как и у части наших региональных «царьков», своя рука владыка, и от федеральной охраны он три с половиной года назад отказался. Если кто-то сомневается в боеспособности охранного подразделения Кадырова, то совершенно напрасно: в апреле 2015 года на соревнованиях подразделений специального назначения в Иордании «Терек» занял 1-е место, став лучшим среди спецназов 43 стран мира.

К слову, о численности «кадыровского спецназа». Армия у чеченского лидера немаленькая: как-то в разгар «русской весны» на Украине Кадыров намекнул, что готов отправить на помощь Донбассу 74 тыс. своих бойцов «для наведения порядка». Согласитесь, неслабая армейская группировка – больше, чем вооружённые силы Белоруссии или Азербайджана! Впрочем, вся эта махина содержится не на бюджетные средства, а, как сообщила в своём исследовании «Открытая Россия», «финансирование идёт из Фонда имени Ахмата Кадырова: бюджетники перечисляют до 10% своей зарплаты, сотрудники частных фирм – около 30%, а частный бизнес должен отдать минимум половину». Ежемесячный объём пожертвований, таким образом, составляет не менее 3 млрд рублей – опять же, если верить «Открытой России». Угроза, таким образом, очевидна: путём Тувы и Чечни вполне могут последовать другие республики, за ними – края и области, а закончится тем, что, как пророчит политолог Лев Вершинин, «российские автономии обзаведутся собственными квазиармиями, управлять которыми будут уже не из Москвы, а из Казани, Уфы или Кызыла».

Националисты дешевле, правоохранители надёжнее

Впрочем, привлекать профессиональных военных для собственной охраны по карману далеко не всем главам российских субъектов. Потому приходится проявлять изобретательность. По информации интернет-журнала 7x7, бывший глава Республики Коми Вячеслав Гайзер поначалу привлёк было для своей охраны «братков» из местной ОПГ «Айвенго» (а их «бугра» Валерия Веселова даже официально трудоустроил собственным водителем), но затем, смекнув, что это слишком накладно, да и для репутации нехорошо, переиграл. Его подручный Павел Марущак, занимавший должность начальника управления информации администрации главы Республики Коми и правительства республики (теперь он под следствием по делу Гайзера), сумел договориться с местными националистами из «организации «Рубеж Севера». Теперь Марущака обвиняют в том, что он «мог курировать деятельность националистов». Активистов «Рубежа» не только привлекали к охране непосредственно главы региона, но и использовали для деликатных поручений – разогнать митинги политических противников и критиков губернатора, избить их устроителей и участников. «Милиция не обращала внимания на хулиганские выходки националистов и игнорировала просьбы митингующих навести порядок», – свидетельствовала местная активистка Ольга Несинова.

Таким образом, формирования местных националистов (кстати, вооружённых огнестрельным оружием) обеспечивали охрану губернатора Гайзера примерно с 2011 года вплоть до его отставки в 2015-м.

Задействовал местных националистов в своей личной охране и бывший мэр Махачкалы Саид Амиров, отбывающий ныне пожизненное заключение за организацию убийства. Будучи по национальности даргинцем, Амиров комплектовал свою личную армию по кровному принципу. Говорят, будто бы каждому новичку приходилось делом доказывать «верность даргинской крови» на деле – убивая ногайца, которых Амиров терпеть не мог. Численность охранки Амирова доходила до 1,5 тыс. штыков, отчего его бойцы играючи расправлялись с любой зарвавшейся махачкалинской ОПГ.

Но связываться с местечковыми националистами – дело грязноватое и для губернаторской репутации маркое. То ли дело поступить так, как губернатор Орловской области Вадим Потомский! «Мне бояться некого, – заявил он как-то на заседании коллегии прокуратуры Орловской области. – Тем более когда у меня есть такая армия, как вы!» «Прямо Наполеон какой-то! – отреагировал на несколько странную реплику губернатора тогдашний официальный представитель СКР Владимир Маркин. – Развеселил!» Веселиться, впрочем, не было повода – орловские представители надзорных органов не раз устраивали «маски-шоу» политическим оппонентам Потомского (припомнить хотя бы регулярную травлю депутата орловского областного совета Виталия Рыбакова). Личная армия? Может, и не совсем. Скажем мягче: личная охранка.

Реформа армии по заветам товарища Троцкого

Следует признать, что на мысль о создании региональных армий на базе собственных охранных служб местное руководство натолкнул… федеральный центр.

В декабре 2005 года тогдашний начальник Генштаба Юрий Балуевский вознамерился провести в армии коренную «перестройку». План её созрел в Главном оперативном управлении ГШ, а «выносил» этот план генерал-полковник Александр Рукшин. Идея Рукшина заключалась в том, чтобы в каждом стратегически важном регионе страны создать мини-армии, которые бы, так или иначе, курировали главы регионов – «генерал-губернаторы». Помнится, «Независимое военное обозрение» язвительно отмечало в этой связи, что, мол, «замысел новой реформы основан на концепциях 80-летней давности», а именно на идее наркома Льва Троцкого, предлагавшего взамен регулярной армии создавать боевые отряды по территориальному принципу. Этим задумкам, к счастью, осуществиться было не суждено, но в целом ряде регионов к ним отнеслись весьма трепетно. «Будет больше порядка, – убеждал атаман Всевеликого войска Донского, ныне депутат Государственной думы Виктор Водолацкий. – Зачем списывать в резерв опытных и физически сильных офицеров, если есть возможность дать им продолжить службу, при этом освободив Министерство обороны от тяжести финансового бремени? В регионах для таких людей всегда найдётся чем заняться». Да кто бы сомневался!

Идея оказалась настолько привлекательной для региональных «царьков», что в мае 2010 года к её реализации снова попытались вернуться – но уже по инициативе не сверху, из Минобороны, а снизу. Тогдашний губернатор Свердловской области Александр Мишарин на голубом глазу предложил своим уральским коллегам создать собственные армии из числа сокращённых в ходе реформы правоохранительных органов сотрудников МВД. В итоге несколько регионов (в частности, Челябинская и Оренбургская области) рапортовали о том, что они берутся трудоустроить офицеров и прапорщиков по их прямой специальности, сохранить за ними воинские звания и, конечно же, денежное довольствие, переведя их с финансирования по линии Минобороны на региональный бюджет. Говорят, Мишарин «повёлся» на провокацию бывшего главы региона Эдуарда Росселя, пестовавшего идею создания собственной армии ещё с 90-х годов. Так или иначе, реализовать идею не удалось, а вскоре Мишарину вежливо указали на дверь.

Очередную попытку создания региональных военизированных подразделений предпринял в 2013 году в Челябинской области тогдашний губернатор Михаил Юревич – он собирался потратить на реализацию этой своей идеи 55 млн рублей. Средства при этом проводились как бы на организацию личной охраны губернатора, что дало повод острословам вдоволь поиздеваться над незадачливым руководителем. Они высчитали, что на эти деньги Юревич мог бы взять на свой кошт целую роту элитного спецназа. Не прошло и полугода, как инициативного Юревича сняли.

Из военных – в бандиты, из бандитов – в патриоты

Где только не создавали местечковые армии – по всей стране, от Подмосковья до Приморья. При этом губернаторские армии трансформировались самым причудливым образом: «Боевое братство» подмосковного губернатора Бориса Громова выполняло чуть ли не самые сомнительные операции по смене собственников земель и объектов недвижимости, а «бригады», трогательно «опекавшие» дальневосточного коллегу Сергея Дарькина, напротив, – во вполне благопристойные «патриотические объединения молодёжи». Тем не менее на обеих отставках (Громова и Дарькина) сказались «порочные связи» шефов их личной охраны. «Боевое братство» будто бы «не гнушается связями с ОПГ, сотрудничают плодотворно, обмениваются с ними незаконно добытой информацией для эффективного воздействия на представителей бизнеса и политики», – писал «Стрингер». К слову, с ним и вовсе нехорошо получилось: структура, уже после отставки Громова, нивелировалась. «В «Боевом братстве» востребованы сугубо «цивильные» навыки и умения. К примеру, некоторые поднаторели в искусстве «разруливания» коммерческих споров. А старшие «братья» с головой погрузились в увлекательный процесс передела дорогостоящей земли Подмосковья», – писали СМИ

Есть небольшая надежда, что депутаты не станут затягивать с принятием президентских поправок в закон «О государственной охране», – как отметил в этой связи сенатор Франц Клинцевич, это не тот случай, когда следует придираться к мелочам. Угроза разрастания проблемы нешуточная, и если не упорядочить режим охраны губернаторов раз и навсегда, велик риск того, что далеко не всех региональных руководителей будет возможно время от времени «пропалывать», как это происходит сегодня.

КОНКРЕТНО

Несколько лет назад в Белоруссии решили создать принципиально новую армию. Её основой должны были стать так называемые войска территориальной обороны, командовать которыми должны были муниципальные и региональные чиновники. Александру Лукашенко так понравилась эта задумка, что шесть губернаторов и мэр Минска немедленно получили генеральские погоны и «дореволюционные» звания генерал-губернаторов. На первых порах «генерал-губернаторское воинство» комплектовалось офицерами-запасниками, частными охранниками и тело­хранителями. Видимо, до белорусского президента всё же донесли мысль о том, что менять регулярную армию на этакую вольницу, мягко говоря, недальновидно. В общем, армию оставили в покое, предписав её руководству взаимодействовать с «войсками территориальной обороны». Военные такому подходу не рады, но терпят. Батька приказал! Ну а на деле каждый белорусский губернатор нынче на законных основаниях может собрать свою 15-тысячную армию. Чтобы вы понимали: численность регулярной белорусской армии составляет 50 тыс. человек. В общем, если губернаторы вдруг захотят себе нового президента, они вполне могут осуществить военный переворот. Ресурсов для этого предостаточно.

Написать комментарий 0 комментариев