09:18 | 16.02.2017 г. | rupolit.net

Изгнанный с работы губернатор Карелии Александр Худилайнен дал интервью: Гонят в окно — лезу в трубу

Глава Карелии Александр Худилайнен ушел в отставку. Он был у власти пять лет и регулярно занимал последние места в рейтинге губернаторов. «Сноб» взял у него интервью

На фото — типичный советский чиновник: спокойный, мрачный, скучный. Вживую иначе: он не входит, а влетает в кабинет. В ком-то чувствуется внутренняя сила, а в Александре Худилайнене — внутренняя скорость.

Этого человека просто распирает от энергии. Говорит быстро — но не с собеседником, а куда-то в сторону. Когда недоволен, запинается, поднимает глаза и смотрит в упор.

Мы с вами несколько месяцев не могли согласовать интервью. Неужели вы так заняты? Из чего состоит день регионального главы?

Из решения проблем.

По пунктам, если можно. Вот вы приходите на работу...

...В полседьмого утра. Иначе не успеваю разобраться с текущими делами. Без пятнадцати восемь короткая планерка, в восемь большая, а до этого нужно прочитать почту и расписать себе задания на сегодня-завтра. А вечером раньше восьми-девяти отсюда не ухожу. По воскресеньям работаю обязательно, с трех до шести часов.

А ваша жена что на это говорит?

Она привыкла. Терпит. Внуков по скайпу вижу. Или раз в месяц умудряюсь вырваться в Ленобласть, потискать. Я все 10 лет, что руководил Гатчинским районом, тоже работал по воскресеньям. Конвейер, времени собраться с мыслями нет. Стараешься отделить мух от котлет, но текучка так давит, что не понимаешь, где находишься. Тяжеловато!

За неделю столько всего накапливается: рекомендации, резолюции, поручения… Себе не принадлежишь. Каждая бумажка — судьбоносная. Судьба людей, территорий, организаций. Знаете, чиновников многие ругают, особенно под выборы. А я всегда говорю: прежде чем драться за место, нужно пройти практику. Посиди-ка с утра до вечера рядом с тем креслом, на которое претендуешь. Многие даже не осознают, с каким объемом работы и психологической нагрузки приходится столкнуться. Когда анализируешь все эти процессы, документы, начинаешь волноваться. В весе теряешь. Чертики начинают прыгать, мушки летать перед глазами. У меня-то генетика хорошая, спортом занимался, заряда хватает. Но многие сгорают очень быстро.

Карелия — типичный российский регион. Умеренно депрессивный. Неторопливо вымирающий. Абсолютно дотационный. Госдолг — 11 миллиардов. (В Свердловской области государственный долг 70 миллиардов). Про соседнюю, Архангельскую область говорят: доска, треска и тоска. В Карелии вместо доски и трески — железная руда и щебень, но в остальном так же тоскливо.

Как вывести регион из тупика?

Главная задача — возбудить интерес российской экономики и зарубежных инвесторов. Мы в Карелии и законодательную базу улучшили, и презентуем республику везде, где можно. И в Финляндии — благо у меня финский разговорный, — и в Белоруссии, и в Москве. И в китайском посольстве. Там было 62 представителя с той стороны. Мощные госбанки, финансовые корпорации, монополии. Уровень был высочайший. После четырех докладов наших министров еще по полтора часа мучили вопросами. Первый китайский инвестор уже с нами, а если мы сдержим все свои обещания, за ним придут десятки инвесторов. И в туризм, и в лесную промышленность, и в строительство. Придут!

Так китайцы же придут. Оккупанты. Это я, извините, от лица условного обывателя говорю.

Ну вот раньше у нас была Карелия для карелов, и к чему это привело? Десять моногородов. Предприятия и технологии семидесятых. Продукция малоконкурентна, особенно в условиях вхождения в ВТО. Да, надо бороться за существующие предприятия, стимулируя инвестирование. Но надо и бизнес тащить, чтобы появлялись новые. Иначе придется клянчить каждый рубль. Проще самому зарабатывать, правда же? А что касается китайцев — у нас тут старшее поколение помнит, как в шестидесятые китайцы пытались обогнать СССР по выплавке чугуна, в каждой деревне была домна — но они делали никчемный чугун.

Сегодня Китай другой. У них от 10 до 16% прирост ВВП. В разы больше европейских стран. Мировая экономика грохнулась, а у них все равно 7–8%. Они из феодальной страны стали процветающей экономикой. И «Газпром» на них ориентируется, и Америка с ними заигрывает. Они принесут в наши регионы новые технологии. Предприятие, которое к нам заходит, привозит сверхсовременное оборудование. Оно в разы производительней. Они привозят не рабочих, а инструкторов — пройдет два-три года, и наши будут работать на этом оборудовании. Вот так, step by step.

А цель-то какая?

Бизнес — это налоги, рабочие места, качество жизни и перспектива. А если есть перспектива, есть и демография. Если народ бежит из региона как черт от ладана, значит что-то не так. А если народ остается — пятерка с плюсом. Мы в Гатчинском районе начинали с глубокой дотационности, а стали районом-донором. 33 тысячи человек приехало на постоянное проживание, а всего проживало 230 тысяч! Вот главная заслуга.

Население Карелии — 600 тысяч человек, половина живет в столице, безработных 8% — самый высокий показатель на северо-западе страны. Но нищих, пьяных и просто неопрятных людей на улицах нет. Пространство не располагает. Петрозаводск — северо-восточный сосед и ровесник Петербурга — так же расчерчен по линейке, так же строг, суров и безжалостно-интеллигентен. И так же сумрачен, разумеется. 61 градус северной широты — это значит, и ночи белы, и дни черны: в декабре солнце выглядывает на два часа. Ряд парадных сталинок — типичная архитектура советской республиканской столицы, стандартные блочные окраины, хвойные леса, комариные болота и море черноты: Онежское озеро.

Мы все про Китай, а у вас же Финляндия под боком. В которую, кстати, многие хотят уехать. Я поговорил с людьми — настроения мрачные.

А что удивительного? Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Создадим условия, чтобы возвращались. У нас ведь не только китайцы есть. У нас IT- парк при университете такой, что сами финны пользуются нашей программной продукцией. Конечно, таких мест должно быть не одно и не два.

И желательно, чтобы в этих местах платили зарплату.

Не такая она в Финляндии и высокая. Да, под две тысячи евро, но на карманные расходы остается пара-тройка сотен. Да, там более цивилизованный мир, законопослушное общество. Но есть и другая сторона медали. Поверьте, уехавшие вернутся обратно. В Гатчинском районе тоже жила большая финская диаспора, и в начале девяностых ее представители массово уехали в Финляндию. Я был тогда главой поселка — население ходило за этими позорными карточками, за талонами, а я раз в месяц выслушивал все, что они думали о государстве. А когда появились современнейшие предприятия, зарплата стала расти, стали возвращаться.

Вы же и сам инкери, финн-ингерманландец?

Нет такой национальности! Была такая территория, отошедшая под шведскую корону в соответствии с мирным договором 1617 года. Россия была вынуждена пойти на уступки. И шведский король заселил те земли выходцами из Финляндии. Кстати, мой далекий предок приехал из Карелии. Фамилия у меня редкая, это не Петров-Сидоров. И вот я вернулся через 400 лет. Сложилось! Но не жалею. Есть драйв. Опыт работы, настырность, нахальство в решении вопросов. Гонят в окно — лезу в трубу.

Национальный вопрос в Карелии — не больной. Нацменьшинств много, 20% — карелы, финны, вепсы, но кулачных боев не устраивают. Кто-то мирно учит финский, чтобы сменить Петрозаводск на Хельсинки. Прочие пытаются существовать по эту сторону границы. Вообще-то Александру Худилайнену повезло с населением. Люди здесь не по-северному бодры и по-северному радушны.

И в чем же драйв?

Когда люди идут к тебе за помощью и ты понимаешь, что способен что-то решать, вот тогда получаешь драйв. Уверенность в своей полезности обществу, если она подтверждается, — вот в этом драйв. А если ты никчемный, на себя работаешь, народ в этом разберется. Сегодня один, завтра два, послезавтра сто.

В России полно проблем, которые не решаются на региональном уровне. Не поможет ни ваша работоспособность, ни ваш драйв. Вам не бывает от этого грустно?

Грустно? Бывает. Помните фильм, там Челентано дрова колол? В общем, физические нагрузки. Тренажеры. Летом велосипед. Зимой горные лыжи. Снимает стресс. Ну, и тылы. Когда в семье все хорошо, это мощная поддержка. Я вырос в многодетной семье. Очень спартанские были условия. Не помню с какого возраста, но сам гладил брюки. Из школы приходил — на вешалочку их. Раз в неделю — генеральную уборку комнаты. Летом — прополка. Да дрова эти вечные, дом был большой, три печки. Всегда приучали к труду. Это в крови. У меня не было покровителей, я всего добивался сам. И когда я задавался вопросом: а я кто? — я делал вывод, что я созидатель. Я хочу из разрозненного делать хорошее и большое. Полезное, нужное. Чтобы благо было. И команду такую же собираю. А вот и вы приходите к нам работать. Нам творческие люди нужны.

Спасибо, но вряд ли.

А почему? Да вы знаете, сколько озер в Карелии? Шестьдесят тысяч! А знаете, сколько медведей в Карелии? Только зарегистрированных 1 200, а всего тысяч пять. А знаете, какая рыба в Онежском озере? Сейчас покажу (достает смартфон). Так, это я в горах с другом. Маттерхорн, 3 883 метра, красавица. О, вот смотрите. Это лосось, 8 килограммов 60 граммов. Мой личный рекорд. Два года назад. А в этом году я четырежды за лето вырвался на рыбалку. Такое счастье!

Примечание Руполит.нет:

  • Судя по интервью Александр Худилайнен вполне нормальный мужик и вменяемый губернатор.
  • Многие, не будем показывать пальцем, намного хуже него.
  • Поэтому совсем непонятно, как работает кремлевская кухня и кого из губернаторов выгонят с работы сегодня или завтра

Написать комментарий 0 комментариев