08:28 | 12.02.2017 г. | rupolit.net

Евгений Ройзман будет тянуть с выдвижением своей кандидатуры на пост губернатора до 8 июня

Глава Екатеринбурга Евгений Ройзман связывает отмену транспортной реформы в городе с предстоящими выборами губернатора. И считает такое решение большой ошибкой. Интервью на DK.RU

Реформу транспортной сети Екатеринбурга, которая взорвала информационную повестку января, отложили до 2019 года. 7 февраля об этом сообщили официальные источники регионального правительства и муниципалитета. В тот же день ушел в отставку куратор проекта Евгений Липович, замглавы администрации города по вопросам благоустройства, транспорта и экологии. Теперь в мэрии говорят: менять существующую маршрутную сеть будем поэтапно, чтобы избежать ошибок. Задача дня — подготовить инфраструктуру, в том числе выделенные полосы, остановочные и пересадочные комплексы.

Глава Екатеринбурга Евгений Ройзман, выступающий за новую стратегию перевозок, заявил DK.RU, что сроки реформы перенесли из-за политических амбиций главы региона. Такое решение приведет город к транспортному коллапсу, считает он.

Реформу общественного транспорта в Екатеринбурге отложили на два года. Теперь у муниципалитета появится запас времени, чтобы учесть все недоработки.

Евгений Ройзман:

— Запаса времени у нас нет. Екатеринбург первым в стране решил изменить схему общественного транспорта. Но запустить реформу летом 2017 г. муниципалитет собирался не потому, что спешит опередить Москву и другие миллионники. Альтернатива простая — или город кардинально меняет стратегию, или в ближайшее время случится транспортный коллапс. Боюсь, мы даже этот год не протянем.

Почему?

Евгений Ройзман:

— Екатеринбург — единственный мегаполис, которому регион не дотирует перевозки. Городской транспорт генерирует сумасшедшие долги — около двух миллиардов рублей в год. Наземный подвижной состав изношен. Нам не хватает денег на новые трамваи и троллейбусы — приходится латать и перекрашивать старые. На подходе замена вагонов метро, выработавших свой ресурс. А главное, мы не можем больше платить транспортникам. При среднем заработке в 42 тыс. руб., одним из самых высоких в стране, они получают около 25. Если раньше на автобусах работали только водители I класса, то теперь их не устраивает зарплата. О частных перевозчиках я уже не говорю. И все это сказывается на безопасности движения.

Замеры общественного мнения показывали, что 70-80-90% горожан выступают против транспортной реформы. Их поддержала омбудсмен Татьяна Мерзлякова, заявившая, что эксперимент надо остановить.

Евгений Ройзман:

— Во-первых, опросы, которые проводились до постановления о реформе, свидетельствовали, что прежняя транспортная система людей тоже не устраивает. Они нещадно ее критиковали. Во-вторых, важна формулировка. На вопрос: вы хотите, чтобы по городу ходили новые трамваи (или — хотите, чтобы скорость автобусов увеличилась?), любой ответит: да. А Татьяна Мерзлякова, при всем уважении, не эксперт по транспортной логистике — ее мнение основано на эмоциях. Я уверен, что люди бы нас поняли. Джаррет Уокер, автор новой стратегии, так и говорил мне: «Полгода вас будут проклинать, но потом скажут спасибо!»

 Народ опасался, что реформаторы будут резать по живому. За пять месяцев до старта новую транспортную схему продолжали доделывать, а чиновники мэрии не могли определенно сказать, как изменится стоимость проезда. Все это убеждало, что концепция сырая.

Евгений Ройзман:

— Корректировка схемы — это нормальный процесс. Все равно что-нибудь пойдет не так, и ошибки придется исправлять на ходу. Такова жизнь. Но цена за проезд не увеличилась бы — это краеугольный камень реформы. По данным мониторинга, жители Екатеринбурга добираются до работы около 45 минут. Дополнительная оплата начиналась бы с 46 минуты. Но если на 44 минуте вы успеете запрыгнуть в троллейбус, с вас больше ничего не возьмут. Были и другие варианты, рассчитанные на 60 минут и на 90 минут. В ситуацию с транспортной реформой я вникаю по собственной инициативе. Напрямую этим занимается городская администрация, но я понимаю и свою ответственность как глава Екатеринбурга.

Если бы областной бюджет компенсировал Екатеринбургу эти 2 млрд руб., администрация не стала бы ничего менять?

Евгений Ройзман:

— За два миллиарда мы бы решили много текущих проблем и с зарплатой транспортников, и с подвижным составом. Но это не помогло бы разгрузить дорожную сеть, а смысл изменений именно в этом. С 1990 г. по 2012 г. число автомобилей в городе выросло со 110 до 665 тыс. — более, чем в шесть раз, а протяженность дорог увеличилась на 4-5%. Если общественный транспорт станет комфортным и будет двигаться по выделенной полосе, его скорость повысится. И люди начнут пересаживаться со своих машин на трамваи и автобусы. Один автобус может заменить 60 автомобилей. Представляете, сколько места освободится?

И тут губернатор говорит: приехали! Реформу переносят на 2019 год, формально — чтобы не мешала Чемпионату мира. Ответственный чиновник уходит в отставку. Недовольные успокаиваются.

Евгений Ройзман:

— Это иллюзия. Сегодня мы передвинули срок на 2019 год, потом найдется еще десяток причин, чтобы снова все отложить. Кончится тем, что проект тихо похоронят. Мы понимаем, что вопрос перешел в политическую плоскость. В ходе борьбы за губернаторское кресло, любой из кандидатов мог воспользоваться недовольством противников проекта. Примеры уже есть. Все местные СМИ написали о митинге против новой транспортной стратегии, организованном эсерами. По сути, это, конечно, никакой не митинг, а профанация. Но тема непременно всплыла бы во время предвыборной кампании.

Вы сами готовы отвечать за непопулярные меры?

Евгений Ройзман:

— Готов, потому что я — не популист. А решение об отмене транспортной реформы было популистским. Но приведет оно к гораздо более серьезным последствиям, чем чья-либо победа или поражение на выборах.

Будете выдвигать свою кандидатуру на выборах губернатора?

Евгений Ройзман:

— Время подумать еще осталось — выдвижение запланировано с 8 по 18 июня, а к 26 июня нужно пройти муниципальный фильтр — заручиться поддержкой депутатов представительных органов. Но раньше срока я не стану делать лишних движений. Я — человек взрослый, основательный, буду наблюдать за ситуацией. При этом не исключаю никаких возможностей.

Идеальный вариант — если выдвинется сильный кандидат, которому я доверяю. Тогда я бы всеми ресурсами постарался его поддержать. Такие люди есть. Денис Паслер (председатель правительства региона, ушедший в отставку в сентябре 2016 г. — прим.ред.), например, или Сергей Носов (мэр Нижнего Тагила). Выстроить эффективную региональную стратегию и найти грамотных управленцев может сенатор Аркадий Чернецкий.

Поверьте, в полуторамиллионном мегаполисе много умных людей. Екатеринбург первым в стране разработал стратегию развития. Заняться стратегией региона тоже есть кому. Всегда можно привлечь лучших специалистов. Я и сам за последние годы изменился — лучше разбираюсь в людях, научился работать в команде. И если возникнет необходимость, я знаю, как выиграть губернаторские выборы. 

Автор: Михаил Старков. Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

Написать комментарий 0 комментариев