20:23 | 30.06.2015 г. | rupolit.net

Два города по разные стороны реки

Материал взят с лента.ру

О сотрудничестве и противостоянии двух городов — российского Благовещенска и китайского Хэйхэ — в последние годы говорили много. Причем в первую очередь обсуждали китайский феномен, когда буквально за несколько лет у реки вырос суперсовременный город с широкими проспектами и небоскребами. С берегов Амура — репортаж корреспондента «Ленты.ру».

Благовещенск — город молодой по всем меркам. В 1856 году заложен Усть-Зейский пост Забайкальского казачьего войска в месте слияния Зеи и Амура, а в 1858-м, после подписания Айгунского договора между Россией и Китаем, определявшего границу по Амуру, указом императора Александра II пост получил статус города и имя Благовещенск. Планировка, стандартная для того времени — «квадратно-гнездовая», сохранилась до сих пор. Нынешний Благовещенск — причудливая смесь дореволюционной застройки в центре, деревянного частного сектора, советских многоэтажек и современных домов, причем соседствовать все это может в пределах одного квартала. Частный сектор выглядит неухоженно — многие дома ветхие, покосившиеся, есть и заброшенные, и сгоревшие. Пожары — обычное дело для губернских городов, страдающих от напасти точечной застройки. Власти пытаются с этим бороться, однако частный сектор продолжает гореть. Разумеется, лучший способ борьбы — взять решение проблемы в свои руки, чем и занимается нынешнее руководство города. По словам и.о. мэра Благовещенска Валентины Калиты, в рамках программы «Ветхое жилье» ведется постепенное расселение частного сектора и строительство новых кварталов. Однако решение одной проблемы тянет за собой несколько других, и в первую очередь это вопросы инфраструктуры. Если проблемы с детскими садами в городе нет, то школы переполнены. Схожая ситуация с поликлиниками и больницами. Ну и самая серьезная проблема — дороги и общественный транспорт. На данный момент Благовещенск входит, по словам и.о.мэра, в первую десятку городов по числу частного автотранспорта на душу населения. При нормативе 250 единиц на 1000 человек здесь, по разным оценкам, этот показатель — от 390 до 420 автомобилей. Что в сочетании с узкими улочками, как несложно догадаться, порождает постоянные пробки, кажущиеся чем-то совершенно чуждым для города с населением чуть более 200 тысяч человек. Разгадка столь высокого уровня автомобилизации проста — китайские подержанные машины, привезенные с другого берега Амура, стоят сущие копейки: за 100-120 тысяч рублей можно приобрести нормальную «рабочую лошадку». А без автомобиля в области никак нельзя. Впрочем, «копейки» для столицы — серьезные деньги для Приамурья, в особенности на фоне тяжелой экономической ситуации. Поскольку курс китайского юаня привязан к американскому доллару, цены на китайский ширпотреб выросли по сравнению с прошлым годом почти в два раза, и челночный бизнес стал попросту невыгоден. Как следствие, объявлениями о микрокредитах и «быстрых займах» обклеен весь Благовещенск. Рядом — неизбежные в такой ситуации объявления антиколлекторов. По уровню закредитованности населения Амурская область входит в первую тройку регионов России. Из-за колоссального частного автопарка не лучшие времена переживает городской транспорт. Фактически троллейбусами, автобусами и маршрутками пользуются лишь школьники, студенты и пенсионеры. Всем остальным проще либо проехаться по городу на своем авто (даже несмотря на проблемы с последующей парковкой), либо вызвать такси. На вызов в большинстве случае приедет такой же частник, подрабатывающий извозом. Доехать из одного конца города в другой стоит от силы полторы сотни рублей. За эти деньги вы не только насладитесь репертуаром местного радио, но и узнаете мнение электората о властях, Китае, Украине, дорогах, ценах и всем остальном. События на юго-востоке Украины, как ни странно, местных сильно волнуют. Про Крым разговоры не ведутся вовсе, а вот Донецк и Луганск в услышанных мельком разговорах проскакивают регулярно. Оно и понятно: на Дальний Восток еще в советское время перебралось немало жителей Донбасса — как русских, так и украинцев. Родня, друзья и знакомые — остались там. Впрочем, обеспокоенность судьбой близких не перерастает у местных жителей в переживания за судьбу «русского мира». Тут как-то все проще: есть Россия, и есть Китай. То, что Китай совсем рядом, чувствуется не только по многочисленным кафе и ресторанам китайской кухни (которые, к слову, зачастую держат жители Хэйхэ). Туристические указатели в центре выполнены на трех языках: русском, английском и китайском. Хотя китайских туристов в городе не больше, чем обычно можно встретить в Москве — то ли не сезон, то ли экономические проблемы сказываются. Помимо набережной — одной из основных достопримечательностей Благовещенска, китайцев можно встретить лишь на стройках и на рынке. Башни-новостройки на берегу, равно как и одна из самых пафосных гостиниц города — «Азия» — дело рук трудолюбивых соседей из-за реки. Небоскребы на другом берегу Амура, которыми регулярно восхищаются российские СМИ (и которые регулярно сопоставляют с деревянным частным сектором Благовещенска), расположены по-китайски хитро — прямо напротив благовещенских улиц, ведущих к реке. В результате всякий идущий или едущий по центру города, глядя в сторону Амура, натыкается взглядом на «китайский Манхэттен». Ну, а если ехать от железнодорожного вокзала — то на колесо обозрения в Хэйхэ, на «торговом» острове. Его из-за ошибок в проектировании признали небезопасным и к эксплуатации не приняли, однако оставили на своем месте в качестве своеобразного символа. Съездить в Китай для благовещенцев — дело обычное, а для приезжих — часть местной экзотики. Ведь город — единственный в России областной центр, стоящий прямо на государственной границе. Полторы тысячи рублей за билеты туда и обратно на один из курсирующих по Амуру теплоходов, да еще сто юаней (около тысячи рублей) на китайской стороне — пограничный сбор. Пять минут формальностей на российской стороне, пятнадцать минут плавания, пять минут формальностей на китайской стороне — и вы в Хэйхэ. Первое, что удивляет (и, скажем прямо, раздражает) — это толпы «помогаек», окружающих каждого приезжающего с русской стороны. «Помогайка» — это частный гид по Хэйхэ. Он покажет вам все торговые точки, поможет с выбором ресторана и будет возить вас по всему городу за умеренную плату. Так дело обстоит в теории. На практике «помогайки» везут вас к тем продавцам и рестораторам, с кем у них есть договоренности, а попытки уличить их в жульничестве чреваты стычками, в которых виноватыми оказываются русские. Повышать голос на навязчивого «помогайку» не стоит — китаец может расценить это как проявление агрессии со всеми вытекающими из этого последствиями. Лучший способ избавиться от него — притвориться иностранцем, не понимающим русский. Тогда назойливый попутчик исчезает практически сразу. Из-за скачка курса рубля остров пустует. Международный торговый центр «Остров Большой Хэйхэ» функционирует, хотя покупателей там практически не видно. Здесь можно купить все, что угодно, — от самых настоящих швейцарских часов чуть ли не на развес до последней модели айфона со встроенным телевизором. Прогулка по «Острову» — в первую очередь для ностальгирующих по «челночной» эпохе 90-х годов. Высящийся через дорогу громадный торговый центр «Юань Дун», открытый в 2008 году, совершенно пуст — работает лишь пара магазинчиков при входе. После того как исчез русский покупатель, исчез и китайский продавец. До самого города — пять минут пешком, до центра — еще десять. Кстати, Хэйхэ — это на самом деле городской округ, объединяющий несколько уездов. Город же называется странновато для русского уха — Айхуй. Заблудиться в нем невозможно — по площади он в четыре раза меньше Благовещенска, хотя население больше почти в восемь раз — 1,75 миллиона человек. Широкие проспекты, на которых очень мало машин, высокие сильно обшарпанные дома. Первые этажи отданы под кафе и магазинчики. Двуязычные вывески. Центральная пешеходная улица, она же главная торговая зона с открытым весной этого года памятником Пушкину (на постаменте написано «Отец русской литературы»). Рядом сидят пенсионеры и играют в карты. Русских очень мало из-за выросшего в цене юаня. Некоторые «универмаги» под вывеской «все за 2 юаня» добавляют еще табличку — «за 10 рублей». Рубли здесь, кстати, пользуются большим спросом — многое теперь дешевле купить в России. О прежних временах активной торговли напоминает лишь памятник «челноку» — мужчина, сидящий на громадном бауле в окружении сумок и коробок. Сознательно или нет, но он является парой к аналогичному памятнику в Благовещенске, установленному у «Амурской ярмарки». Вообще же разница с парадным фасадом, красиво подсвечиваемым по вечерам, бросается в глаза. Айхуй при всех небоскребах и вычурных зданиях органов государственной власти производит впечатление среднестатистического российского областного центра, неухоженного и вызывающе бедного за пределами центральной улицы. С набережной открывается прекрасный вид на Благовещенск. Новые многоэтажки, достраивающаяся набережная — точно такой же парадный фасад, как и у побратима — большого Хэйхэ. Власти Благовещенска, как и власти городского округа Хэйхэ, прекрасно понимают, что без тесного сотрудничества дальнейшее развитие будет крайне затруднено. Поэтому и сдвинулись с места переговоры по строительству моста через Амур. Проект начали обсуждать еще два десятка лет назад, о его необходимости говорят обе стороны. Ведь автомобильное сообщение с Китаем помимо зимней понтонной переправы — серьезное подспорье для развития туристической отрасли и приграничной торговли. Впервые за пределы теоретических обсуждений вышел и проект канатной дороги, призванной соединить два берега Амура и стать не только и не столько аттракционом, сколько полнофункциональным видом городского транспорта. Ну и, разумеется, никуда не деться от популярного среди российских урбанистов велотранспорта. В конце этого месяца в Благовещенске откроются полтора десятка пунктов проката велосипедов. Причем предполагается ввести универсальную карту, позволяющую брать велосипеды как на российской, так и на китайской стороне. Из «челночного дуэта» Благовещенск и Айхуй-Хэйхэ постепенно превращаются в основную точку сближения России и Китая — не только двух стран, но и двух цивилизаций. И говорить о «желтой опасности» здесь настолько же странно, как и о «нашествии большеглазых варваров». Два города, разделенных и объединенных Амуром, не только конкурируют, но и растут вместе. Программа развития Дальнего Востока, утвержденная правительством России, позволяет надеяться на то, что этот рост и неизбежно связанные с ним проблемы будут заботой не только городских властей. Благовещенск — Хэйхэ — Москва