09:08 | 17.04.2017 г. | rupolit.net

Барак, в котором в Карпинске жила Людмила Канаева, давно развалился. Но счета за социальный найм исправно выставляют

Мы прописаны на мусорке. Барака, в котором жили, давно нет, но счета за социальный найм жильцам выставляют, - пожаловалась бездомная жительница Карпинска журналистам

Жила-была семья – мама, отец и четверо ребятишек. Много лет назад они приехали из соседнего Казахстана. Работы старшие Канаевы не боялись, да и детей поднимать надо было.

Людмила устроилась на ферму совхоза № 1 дояркой. Совхоз давал таким ведомственное жилье в бараках на Уральской Сопке. Получили квартиру и Канаевы. Барак и тогда уже был полуветхим, а со временем и вовсе развалился. Распалась и семья, Людмила осталась без мужа.

Из аварийного дома народ переезжал кто куда. Люде с ребятишками перебираться было некуда: из родни – мама и многодетная сестра, которые жили по соседству на Уральской Сопке и тоже – в гнилушках.

– Пошла в администрацию, – рассказывает Людмила. – Дали комнатку в бараке на улице Луначарского. Но мы там ни дня не жили. А как, если там потолок обвалился? Ждать, пока детей пришибет? Потом еще давали аж целый “Красный уголок” в бывшем общежитии. Неприспособленный, зас…ый. Там ремонта – квартиру купить хватит.

Все это время Канаевы оставались прописаны в доме №9 на Уральской Сопке, в квартире № 5. Последний десяток лет от жилого здания на девять квартир остались лишь воспоминания и две торчащие из земли гнилые сваи. На освободившейся земле поставили контейнерную площадку для мусора.

На месте, где стоял дом сейчас - контейнерная площадка. Фото: предоставлено жильцами

От бывших совхозных домов остались лишь деревянные гнилушки. Некоторым семьям дали муниципальное жилье, другие безуспешно ждут его десять лет

Люда с двумя младшими (старшие выросли, отделились) сейчас ютится у мамы, все живут в одной комнатушке. Маме дали дом взамен аварийной квартиры, и она позвала к себе дочь с внуками.

До Канаевых и еще нескольких семей очередь все никак не дойдет. Люди недоумевают: дом почти десять лет числится в аварийных, шесть лет подряд в Карпинске сдают по несколько новостроек для переселенцев в год, а им никто ни слова о переезде.

Стали разбираться с начальником отдела ЖКХ Сергеем Скибой, и выяснились удивительные подробности.

Дом, как сообщил руководитель отдела, не числится в реестре муниципального имущества (составлен на конец января этого года). Как и соседние и тоже уже погибшие жилые здания №№ 10 и 11.

- Когда в администрации принимали дома от совхоза, то те, что получше – взяли, а наши развалюхи – нет,

– называет Людмила предположительную причину «выпадения» бараков из списков.

Но вот ответ Канаевой заместителя главы администрации Олега Буркова от 7 марта этого года. «В марте 2015 года отделом по управлению имуществом жилые помещения в доме № 9 приняты на учет в качестве бесхозяйных объектов», – читаем в нем исторический экскурс. Через год, как и положено по законодательству, администрация решением суда получила право муниципальной собственности на это бесхозяйное жилье. Постановлением администрации от 02.08.2016 «данное жилое помещение включено в реестр муниципальной собственности».

Указан в ответе и номер/дата заключения межведомственной комиссии, которая признала дом № 9 аварийным. Есть обещание в документе: «Граждане, зарегистрированные по вышеуказанному адресу, будут расселены в соответствии со ст. 87 Жилищного кодекса».

Даже ночью в администрации Карпинска без устали заботятся о людях, попавших в трудное положение

Людмила, как и ее пожилая соседка баба Люба, не раз ходила на заседание жилищной комиссии администрации. Терпеливо ждала год, чтобы бесхозяйный барак обрел хозяина в лице администрации. В октябре прошлого года Канаева заключила договор социального найма на свою давно несуществующую квартиру с карпинским Управлением коммунального хозяйства.

Тут же ей стали приходить квитанции с начислениями за наем. За содержание 60 мифических «квадратов» начисляют, согласно тарифу, 525 рублей в месяц. И никто не подсказал женщине, что плату начислять не будут – стоит только написать заявление, что живешь не в разрушенном доме, а в другом месте, и платишь там. В итоге у нее накопился долг за жилищные услуги, к 1 марта он составляет 2 218 руб. 55 копеек.

– Квитанции приносят в совхозный магазин, – рассказывает Людмила. – Я видела и на тех, кто давно уже на том свете, и на тех, кто уже имеет где-то жилье. Как ведется учет жильцов и домов в Карпинске – непонятно. Я возмущалась в жилищной комиссии, а мне сказали «ну так выписывайтесь, и все». А куда мне прописываться? У меня и сына, когда паспорт получал, там же, на Уральской Сопке прописали.

Шансов получить «переселенческую» квартиру у семьи Канаевых, похоже, нет. Дом не числится в списке попавших в программу переселения, которая действует до конца 2017 года. Но есть же заключение межведомственной комиссии – почему же не попал он в заветный список расселяемых?

- Когда началась подготовка программы переселения, мы столкнулись с серьезными нарушениями при признании многоквартирных домов аварийными. Сейчас составлен полностью обновленный реестр аварийных домов, 

– поясняет начальник отдела ЖКХ.

Нарушением стало то, что у домов не оказалось заключения специализированной организации, а без него признать жилье аварийным нельзя. Администрация, как говорит Сергей Александрович, позже стала предусматривать деньги в бюджете, чтобы получить нужные заключения. «Программа для того и составлялась, чтобы решить проблемы жителей аварийных и ветхих домов, мы заинтересованы в том, чтобы переселить людей и снести эти развалюхи», – говорит Сергей Скиба.

В практике Карпинска уже есть примеры, когда «вылезали» неучтенные ветхие бараки и жилые помещения. Почти 30 семей, кто имел жилье в домах, признанных непригодными для проживания на 1 января 2012 года (условие закреплено законом), получают квартиры в новостройке, которую обещают сдать осенью.

Жильцы из трех бараков поселка Уральская Сопка тоже хотели бы быть прописанными не на мусорке, а в доме. Они надеются подтвердить это право через суд. Но и тут загогулина: по последним решениям Верховного суда понудить муниципальную администрацию предоставить жилье вместо признанного аварийным в судебном порядке сейчас можно лишь в том случае, если семья состоит на учете, то есть в очереди на жилье, как малоимущая. И уже есть отказы истцам, которые не отвечали этому условию.

– Хочется пожить по-человечески, – говорит со вздохом Людмила, у которой диагностирована тяжкая болезнь. – Чтобы воду не таскать, чтобы не бояться, что потолок упадет. Устала ждать и убеждать, что не помойка – наш дом.

…Дом давно разрушен и, как утверждают в администрации, не числится в реестре муниципального имущества. Но договор соцнайма с жильцами этого здания-«призрака» в УКХ заключают и плату за найм добросовестно начисляют. Понятно, что люди платят там, где вынуждены жить, а не за развалины. Долги растут… Безнадега...

Татьяна Шарафиева, "Вечерний Карпинск"

Написать комментарий 0 комментариев